Планирование наследства: российский фонд или иностранный траст?

Екатерина Зайцева
Июль3/ 2019
Фото Depositphotos / d.travnikov

Состоятельные люди осознают необходимость планирования наследства. Предусмотрительность позволит в будущем избежать семейных распрей. Но если речь идет об активах, находящихся в разных странах, то обычное завещание не будет способствовать эффективному распутыванию клубка налоговых обязательств и прочих регуляторных правил.

В число ключевых инструментов для планирования международного наследования входит иностранный траст либо фонд, пишет старший юрист  Deloitte Legal Элина Коскина для «Ведомостей». В России с сентября минувшего года также появилась возможность передавать наследственное имущество с применением механизма распределения доходов между бенефициарами или сохранения бизнеса целиком. Но сможет ли российский наследственный фонд стать полноценным аналогом зарубежного траста?

Несомненными достоинствами траста являются:

  • конфиденциальность;
  • нереальность взыскания кредиторами переданного имущества;
  • возможность тестирования работы траста при жизни основателя.

Нередко супруги в ходе развода используют траст для раздела собственности.

Западня конфиденциальности

Самым важным достоинством траста традиционно остается полная конфиденциальность. Обычно трастовый договор заключается между учредителем и доверительным управляющим. Его разглашение возможно лишь по запросу суда при рассмотрении спора с участием траста.

Но секретность способна сыграть с учредителями и бенефициарами злую шутку. Именно так произошло в деле «Роузвуд траст лимитед» против Шмидта. После смерти вице-президента российской нефтекомпании Виталия Шмидта (1997 г.) выяснилось, что имущество бизнесмена передано в трасты на острове Мэн. Сын покойного в ходе наследования пытался получить полный отчет об отцовских активах, но ему отказали. В итоге Шмидту-младшему пришлось подавать иск в судебные органы острова Мэн, но лишь высшая инстанция Фемиды одобрила получение им информации.

Из этого следует, что конфиденциальность способна стать преградой для наследников бенефициаров либо учредителей траста. Случается, что они вообще не могут получить переданное в него имущество.

Вопрос, насколько российский наследственный фонд сможет обеспечить конфиденциальность, остается открытым, констатирует автор статьи.  Информация в реестре некоммерческих организаций общедоступна, но пока неясно, какие именно данные о наследственном фонде будут отражены в реестре, и какие можно будет получить по запросу.

Прижизненный тест

В отличие от создающегося при жизни учредителя траста, отечественный наследственный фонд можно формировать лишь по факту открытия наследства. Коскина называет главным недостатком наследственного фонда – невозможность создания такового при жизни человека. Российские законотворцы не предусмотрели тестирования работы фонда для внесения заинтересованным лицом последующих правок в учредительные документы.

Возможность прижизненного создания траста выглядит заманчивым инструментом, но не стоит забывать: передача имущества семьи в траст не спасет разводящихся супругов от раздела. Именно так случилось в споре между теперь уже экс-супругами Рыболовлевыми и Слуцкер.

Плюсы наследственного фонда

В России отсутствуют требования к минимальному размеру уставного капитала наследственного фонда, тогда как за рубежом он может составлять 50-70 тысяч евро. К тому же стоимость обслуживания траста достигает $100 тысяч в год, поскольку вознаграждение профессионального управляющего не связано с доходами от управления имуществом.

Расходы на содержание отечественного наследственного фонда, вероятно, будут значительно меньшими. Наследодатель в учредительных документах может прописать порядок выплаты вознаграждения и его размер: вплоть до системы премирования по итогам эффективности управления.

Как правило, надзор и контроль за деятельностью иностранных трастов осуществляет попечитель или протектор, который должен обладать соответствующими знаниями, а в некоторых юрисдикциях – иметь лицензию и быть гражданином страны учреждения траста, указывает Элина Коскина. Однако в ряде стран протектором траста может выступать сам учредитель, что потенциально может привести к признанию траста притворным.

Так, в 1991-м в деле Rahman vs. Chase Bank Trust Company (CI) Ltd. исключенная из числа наследников вдова усопшего подала судебный иск с требованием признать созданный ее благоверным траст недействительным, так как имущество по факту не перешло к доверительному управляющему. В итоге Королевский суд Джерси признал траст притворным, поскольку контроль над имуществом учредитель осуществлял единолично. Высокий суд Англии и Уэльса выражал ту же позицию при рассмотрении подобных споров.

Признание траста притворным практически говорит о том, что он не был создан. Все переданное в такой фонд имущество попадает в итоге в наследственную массу.

Законодательство РФ не устанавливает жестких правил для управления фондом. Их можно определять, руководствуясь целями учредителя. Для осуществляющих надзор и контроль высшего коллегиального органа и попечительского совета не установлено специальных требований, в т.ч. о наличии лицензии. К тому же бенефициары могут входить в высший коллегиальный орган. В зарубежных трастах бенефициары, как правило, не участвуют в управлении.

Помимо передачи бизнеса, трасты нередко используют для структурирования наследования недвижимости. Зачастую национальным законодательством (в т.ч. российским) предусмотрено, что наследование объектов недвижимости происходит по праву страны, в которой они находятся. При передаче в российский фонд находящейся на территории РФ недвижимости, наследодателю нет нужды создавать компании в разных юрисдикциях, строить холдинг для аккумулирования недвижимого имущества, как это происходит в иностранных трастах.

Наследственные фонды усовершенствуют

Автор статьи не сомневается, что кто-то непременно укажет законодателям на недостатки российского фонда:

  • создание лишь после смерти;
  • отсутствие четких правил по налоговым обязательствам;
  • при проблемах с уставными документами надо решать вопрос в суде и т.п.

Но депутаты уже начали совершенствовать законодательство: в скором времени Госдуме предстоит рассмотреть проект закона о создании прижизненных наследственных фондов.

По моему мнению, несмотря на белые пятна, наследственные фонды уже сейчас стоит рассматривать в качества возможного инструмента при планировании наследства, особенно при наличии в России активов – недвижимости, коллекций и прочего, заключает Элина Коскина.

«Ведомости» указывают: оценки экспертов могут не совпадать с мнением редакции. Они не являются офертой либо рекомендацией.

Комментарии

  • Напишите что думаете! Пока комментариев нет...