Крупному бизнесу пришло время возвращать авансы?

Екатерина Зайцева
Август11/ 2018
Фото Depositphotos / blinow61

Минфин инициирует составление реестра налоговых расходов госбюджета в виде системы льгот и прямой финансовой поддержки предприятий. Планируется утвердить  механизм оценки таких расходов: при необходимости корректировать их, а в случае неэффективности – вовсе отменять послабления и субсидирование компаний.

Вероятно, речь о том, что традиционно избегавшие общей системы налогообложения  «священные коровы» крупного бизнеса в скором времени столкнутся с более жесткой позицией правительства, пишет «Федеральное агентство новостей» (ФАН).

21vek BY

Колоссальные потери

Для представления величины потерь, следует знать, что согласно закону расходы федерального бюджета РФ в 2018 году составят 16,53 трлн. руб., доходы -15,26 трлн. руб. По разным статьям налоговых расходов госбюджет тратит до 15,7% совокупной расходной части или же порядка 17% доходов.

Через три года тенденция с ростом налоговых расходов грозит стать вовсе неуправляемой. При росте расходной части бюджета до 17,155 трлн. руб., показатель налоговых расходов в 3,35 триллионов фактически составит пятую часть от общих расходов госбюджета (19,5%).

Согласно документу финансового ведомства, в налоговые расходы включаются различные выплаты. При этом более 85% из них приходятся на раздел «Национальная экономика». В документе учитываются также целевые программы и льготы на медицину, социальную политику, образование, науку. Однако в совокупности на эти сферы приходится менее 15% от налоговых расходов бюджета.

Самой значительной статьей из раздела «Национальная экономика» в документе Минфина являются льготы по НДС и налоговой пошлине, на которую приходится 1,5 трлн. руб. К слову, поддержка всего сельского хозяйства России обходится в 450 млрд. руб.

И хотя формально разработанный Минфином документ затрагивает широкий спектр нынешних финансовых обязательств государства, в нем достаточно явно просматривается «направление главного удара». Основной целью министерской инициативы является унификация правил внешнеэкономической деятельности и сбор НДС с предприятий.

Участники «налоговых схем» также понятны: это крупнейшие экспортеры, выстроившие в 1990-2000 годах комфортный для себя мир низких налогов с массой обязательств государства по отношению к компаниям. Теперь министерство намерено отучить бизнес от бюджетных преференций.

21vek BY

Письмо Белоусова президенту

Скорей всего инициатива Минфина – лишь часть плана по «раскулачиванию жирных котов». В последние годы они по малейшему поводу бегут к государству за помощью, аргументируя прошения кризисными явлениями в экономике либо наличием санкционного давления.

Издание не исключает, что документ ведомства связан с письмом советника президента Александра Белоусова, которое получило одобрение со стороны Владимира Путина. В своем обращении Белоусов предложил главе государства изъять из сверхприбылей химических, горно-металлургических и нефтехимических компаний свыше 0,5 трлн. руб.

Белоусов пояснил позицию тем, что рыночная конъюнктура 2017 года позволила металлургам и химикам получить в общей сложности более 1,5 трлн. руб. прибыли до налогообложения (EBITDA). При этом налоговая нагрузка на такие компании составляет лишь 7%, тогда как в нефтяном секторе показатель достигает 28%.

В представленных в письме расчетах указано: в 2017-м без нарушения принципа одинаковости налогообложения больше всего в виде налогов можно было изъять:

  • у «Норильского никеля» (114 млрд. руб. дополнительных налогов, при рентабельности по EBITDA в 44%);
  • компании АЛРОСА (67,3 млрд. руб., 47%);
  • у СИБУРа (65,2 млрд. руб., 37%) ;
  • «Полюса Золота» (58,2 млрд. руб., 59%).

Менее всего, согласно расчетам Белоусова, скрытые налоговые льготы имеют Evraz (5,5 млрд. руб. при рентабельности по EBITDA в 24%) и «Акрон» (8,3 млрд. руб., 32%). 

Интересен и анализ показателей нефтегазовой отрасли, который также попал в письмо помощника президента в качестве базы для сравнения, указывает ФАН. В случае российского нефтегаза Белоусов предпочел, в отличие от металлургов или химиков, дипломатично не указывать суммы возможных дополнительных начислений, однако налоговая нагрузка, приведенная в той же таблице и касающаяся российского нефтегаза, уже сама по себе дает пищу для размышлений.

Выяснилось также, что налоги нефтяников и газовиков платятся не всеми компаниями и не в одинаковой мере. Так, налоговая нагрузка в 2017-м составляла:

  • «Роснефть» — 37%;
  • «Сургутнефтегаз» — 36%;
  • «Башнефти» — 35%;
  • «Лукойл» — всего 13%.

Это выглядело довольно странно на фоне того, что даже у «национального достояния» - «Газпрома», нагрузка по налогам составляла 25%. Также в аутсайдерах значится «Новатэк» (14%), реализующий проект «Ямал-СПГ».

Различие по уровню налогов в отрасли довольно парадоксально, поскольку «Лукойл» по объемам выручки в прошлом году уступил лишь «Газпрому», заработав 5,5 трлн. руб.

Курс на справедливость?

Тематика новых майских указов президента, вероятно, еще не единожды будет отражаться в различных законодательных инициативах. Высокая планка социальной ответственности перед россиянами вызывает резонный вопрос: каким образом бизнес, получавший четверть века авансы от государства, намерен возвращать долги стране и ее гражданам?

Ведь не секрет, что «большая приватизация» 90-х годов, равно как и создание специальных инвестиционных режимов в различных отраслях в последующие годы, на словах должна была решить одну главную задачу — построить в РФ современную, прибыльную, инновационную и социально-ответственную экономику, напоминает ФАН. Именно под данные задачи бизнесу, в первую очередь крупному, выдавались налоговые, законодательные и общественные «авансы».

Теперь приближается время «платить по счетам». Российской экономике удалось стать современной, прибыльной, инвестиционно-привлекательной. Однако с социальной ответственностью, а именно регулярной и добросовестной уплатой налогов, справляются не все компании.

Если налоги предприятия оказываются ниже средних по отрасли, а EBITDA  зашкаливает до небес – не стоит искать оправдания, что «так получилось». В цивилизованных странах так не получается, поскольку крупный бизнес несет социальную ответственность. Но можно выбрать другой вариант – уголовно-преследуемый бизнес, который в конечном итоге будет обвинен в сокрытии прибылей и уходе от справедливых налогов.

Комментарии

  • Алена и Сергей Коротковы, 14 августа 2018 22:03

    Боюсь, что ужесточение мер, связанных с контролем "большого бизнеса" приведет к ликвидированию многих предприятий. Или же возрастет доля "теневого" бизнеса.

  • Georgy Shpichka, 13 августа 2018 22:49

    Если такой подход позволит улучшить финансирование социальной сферы без снижения зарплат работников среднего и низшего звена, то почему бы и нет. Главное, чтобы такая «Национальная экономика» не привела к закрытию и банкротству предприятия.

  • Иван Яковлев, 11 августа 2018 21:00

    Отказ в привилегиях для крупного бизнеса, рано или поздно приведет к тому, что крупный бизнес начнет скрываться в тени.